Костик

2013 год, сентябрь. Москва.
— Ну что, Константин Александрович… Не могу вас ничем обрадовать. Запустили… Сильно запустили.
Костя разглядывал снимок, выданный врачом.
— Рак легких… Неоперабелен. Можно, конечно, назначить курс химиотерапии, но скажу честно, это почти бесполезно. Ваше левое легкое почти все в метастазах. А правое на 20 процентов. Если хотите, у нас есть Хоспис, можете полежать там. Отличное питание, присмотр и…
— Извините, сколько мне осталось? По самым пессимистическим прогнозам…
— Ну, месяц-два.



— Спасибо, доктор. Я все понял.
Костя вышел, разглядывая заключение. Что ж… Месяц, так месяц. Почти целая жизнь! И почти ничего. Ведь проработав в ЧОПе, он только и считал дни до зарплаты, торопил это время. Вроде сегодня 5-ое. Аванс. Поскорей бы 20-е, зарплата. Так и летело время. И вот теперь, его надо замедлить. А лучше – остановить!
Придя домой, Костя поставил чайник и начал думать. Из родных только тетка на Украине, да брат, седьмая вода на киселе. Тетку Костик видел два раза в жизни – один раз на крестинах, второй – на похоронах отца. А брата вообще не видел. Да и с семьей как-то не сложилось. Была одна зазноба, встречались 3 года, но не срослось. Ушла к другому Люба. А Костик ее любил больше жизни, души не чаял. Так и остался сам по себе.
В своих раздумьях Костик понял, что все вокруг – тлен. И он тоже. Поэтому, надо стремится к чему-то духовному. К Богу! Чтоб отмолить все грехи, быть достойным… Кто еще поможет в этой ситуации?! Сходив в ближайшую церквушку, к знакомому попу, Костик принял решение – стать мусульманином. Много рассказывал ему про эту веру хорошо знакомый человек. Осталось найти наставника, кто введет в мир правоверных. За этим дело не стало, есть интернет! И вот, куча желающих просветить Костика насчет Аллаха и всего сущего. Костик выбрал одного человека, по имени Исмаил. Исмаил рассказывал Костику про единобожие, что нет Бога, кроме аллаха и что все неверные и многобожники, к коим он причислял христиан, не достойны жить, а должны кануть в геенну огненную. Поспорив немного, договорились о встрече. Исмаил оказался худощавым, черноволосым и бородатым. И большим шутником! При встрече они почти не разговаривали о религии, а Исмаил повел Костика в шикарный ресторан в центре.
— Смотри, Костя. Этот ресторан держит наш брат. Видишь, в дальнем углу две девушки сидят? Они на нашей территории и мы здесь хозяева…
Словно в подтверждение этих слов, один из людей, сидевших за соседним столиком, встал и подошел к столику девушек.
— Эй, красивая, поехали со мной! Может, маме зять нужен? Или ты может заблудилась? – с этими словами он попытался обнять девушку за шею.
— Пшел нахер, урод! – девушка попыталась выскользнуть из объятий
— Эй, ты охренела, шлюха?! – пощечина.
Костя напрягся. Внутри все перевернулось. Исмаил перехватил его взгляд и сказал:
— Успокойся, брат. Это шлюхи. Они знали, куда пришли.
Костик глубоко вздохнул. Вдох-выдох…
— Костя, мы завтра собираемся на Татарской, в 17.00. Приходи! Ты поймешь, что на все воля аллаха!
— Хорошо. А теперь мне пора.
Придя домой у Костика в голове роились тучи мыслей. Почему он решил принять эту веру, он и так знал. Однако, все не шли из головы слова Исмаила про коран и аллаха. Получалось, что все вокруг – грешники, а точнее кяфиры, которые мешают становлению Ислама. Еще Исмаил много рассказывал про рай и про праведный путь аллаха. Со спутанными мыслями Костик лег спать. Спалось очень плохо, мучил кашель.
Проснувшись утром, Костик позвонил Исмаилу.
— Исмаил, брат, я наверное не смогу приехать сегодня.
— Как не сможешь?! С тобой сам имам хотел поговорить!
— Мне нехорошо, брат.
— Может лекарств каких привезти, брат? Давай, мои люди подъедут, в больницу съездишь, проверишься? Там все свои, я договорюсь.
— Да нет, не надо. Может к обеду лучше будет. Во сколько встреча? В 5?
— Да, брат.
— Если смогу – подъеду.
— Давай, я тебя жду.
Костик выпил пригоршню таблеток и лег. Мучительный кашель с кровью успокоился только через 2 часа.
В 16.45 он был на Третьяковской. Он шел за людьми, наблюдая вокруг. Вот справа церковь, а вот молодежь, пьет пиво возле ворот. Вот бородатый пошел, наверное, с ним по пути. Пройдя до Татарской Костя приметил возле мечети большой внедорожник. Из него вышел Исмаил и взмахом руки поприветствовал Костю.
— Ассалам аллейкум, брат! Рад, что ты пришел. Как самочувствие?
— Уже лучше, спасибо.
— Пойдем, сейчас молитва будет.
Они прошли в здание мечети. Костик заметил, что из славян, кроме него, там еще 6 человек.
— Коврик взял? – спросил Исмаил
— Нет. Откуда я знал?! Ты ж сказал, что будет беседа с имамом.
— Сейчас принесу. На молитве все старайся повторять за мной.
Костя остался один. Никто на него не обращал внимания, все были заняты молитвой.
— Вот, держи! – Исмаил протянул коврик.
— Спасибо. Разуваться?
— Конечно. Смотри на меня и повторяй за мной. Ты сейчас ничего не поймешь, но потом я тебя научу.
Чему научит Исмаил, Костик так и не понял. Он постелил коврик, разулся, встал на колени и старался повторять движения и слова Исмаила.
— Аллаху акбар!
— Аллаху акбар!
Молитва закончилась. Собрав коврик и обувшись, Исмаил подошел к Косте.
— Костя, настало время беседы с имамом, если ты хочешь стать настоящим мусульманином.
— Да, идем.
Имам был человеком степенным, с седой бородой. Он долго рассказывал про разницу между мусульманами и христианами, приводил в пример цитаты из Корана, изначально принял факт, что Иисус был, но потом сам его и оспорил. Видя, что Костик очень внимательно его слушает, он спросил его про отношение к кавказцам, про отношение к войне. Получив удовлетворявшие его ответы, он отвел Исмаила в сторону и что-то ему говорил.
— Тебя подвезти, Костя? – спросил Исмаил.
— Если по пути. Я на Ярославку.
— Поехали, брат. Мне в Люблино, но брата довезу.
По приезду Костик думал, почему среди христиан нет такой поддержки и взаимовыручки, но так и не нашел ответа. Опять всю ночь мучил кашель. Становилось все хуже. Таблетки пригоршнями снимали только часть симптомов. 3 дня Костик просидел дома, изучая Коран.
— Костик, у нас завтра праздник. Курбан байрам! Твое участие обязательно! Я за тобой заеду!
— Хорошо. Во сколько?
— В 12 у тебя буду. Познакомлю тебя с братьями нашими. Имам наш их позвал.
— Хорошо, буду ждать.
Всю ночь Костик не спал, готовился и переживал. Уже под утро погладил костюм, рубашку, искупался, привел себя в порядок. Исмаил позвонил в 11.30.
— Ты как? Готов, брат?
— Да, спускаюсь.
Окинув взглядом квартиру, словно проверяя, не забыл ли чего, Костик закрыл замок и вышел.
Исмаил тоже выглядел празднично. Новый спортивный костюм и кроссовки, чистая машина.
— Давай, брат, поехали скорее! Там братья барашка зарезали, после молитвы на шашлык поедем. Это раньше на Курбан байрам баранов для бедных резали, а теперь для кяфиров режем, как наглядное пособие!
— Поехали.
Перед мечетью все дороги оказались перекрыты, поэтому пришлось идти пешком.
— Ничего, брат. На улице мы не останемся. На улице чернь молится. Да и не мусульмане они толком. Так, клоуны – идя впереди, между расстеленных ковриков говорил Исмаил.
Протиснувшись в мечеть Костик увидел группу людей, обособленно сидевшую на коленях. Исмаил направился туда.
— Братья, это наш новый брат Костя. Он тоже поддерживает джихад и готов помочь нашим братьям.
Люди закивали, освобождая место, Костик достал свой коврик и расстелил его между людьми.
Начал речь имам:
«Аль-хамду лил-ляяхи раббиль-‘аалямиин.
Ар-рахмаани ррахиим.
Мяялики яумид-диин.
Ийяякя на‘буду ва ийяякя наста‘иин.
Ихдина ссыраатоль-мустакыым.
Сыраатол-лязийна ан‘амта ‘аляйхим, гайриль-магдууби ‘аляйхим ва ляд-дооллиин». Аамиин .
И никто из присутствующих не слышал голоса Костика, который читал только одну, известную ему молитву:
Отче наш, Иже еси на небесех!
Да святится имя Твое,
да приидет Царствие Твое,
да будет воля Твоя,
яко на небеси и на земли.
Хлеб наш насущный даждь нам днесь;
и остави нам долги наша,
якоже и мы оставляем должником нашим;
и не введи нас во искушение,
но избави нас от лукаваго.
Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки.
Аминь.
На последнем слове Костик начал доставать что-то из куртки, и бросать по углам. И никто сразу не понял, что упало с глухим стуком рядом. И только кольца рядом с Костиком красноречиво говорили о близкой преисподней. Те, кто находились совсем рядом, слышали лишь обрывки фраз:
— За Вовку… За Саню… Артема… Христос Воскресе, суки!

1993 год. Урус-Мартан.
— Синица, я Журавль! Ответьте!
— Пшш… Кого… пшшш. Идут… шшш. Ждите…
— Синица, нас трое осталось, один трехсотый! Держаться нет возможностей! Прощайте!

(с)  отсюда

Обсудить у себя 3
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

все 238 Мои друзья